Книга «Архив русской финансово-банковской революции. Свидетельства очевидцев. Документы. Том 1»



Архив русской финансово-банковской революции. Том 1


Автор: Николай Иванович Кротов
Издательство «Триада, Лтд» М.: 2001
Том 1 — 416 стр.

Первое издание книги было посвящено периоду коммерциализация банковской сферы, когда во второй половине 1980-х годов был сделан шаг к рынку и были образованы первые со времен нэпа кооперативные и коммерческие банки.
Газетой «Коммерсантъ» эта книга была включена в список «Лучшей деловой литературы 2000–2001 годов». В списке из 30 книг большинство книг были переводными.

Рецензия
ПРАВИЛА ИГРЫ
«Кто куда, а я в сберкассу!» Рекламный лозунг советских времен отражал все, что угодно, только не массовое стремление амбициозных личностей работать в банке. Да и банков-то при социализме практически не было. Зато сегодня карьера в банке — мечта карьериста. Госбанкам «Карьера» посвятит отдельную публикацию. А по каким правилам строится карьера в коммерческом банке?
Сегодня ремесло банкира популярно, как профессия космонавта во времена Гагарина. Самые высокие зарплаты (серьезно «понадкусанные» кризисом 1998-го, сегодня в благополучных банках они такие же, как в лучшие для российских банков времена). Могущество повелителя финансовых потоков. Умение управлять рисками. Словом, деловой романтики, да и адреналина в российских условиях банкиру хватает.
Его, скажем прямо, гораздо больше, чем принято в этой почтенной профессии на Западе. Марк Твен говаривал: «Что такое ограбление банка по сравнению с основанием банка?» Несколько лет назад это была самая опасная в России профессия. И молниеносная карьера: чтобы возглавить банк, его нужно было создать. Сегодня правила игры кардинально изменились. «Банковские аксакалы», те, кто в бизнесе около десяти лет, стремятся к солидности и респектабельности. И кадровую политику строят, исходя из этого.
Банки в ящиках
В любопытной книге «Архив русской финансово-банковской революции» Николай Кротов собрал свидетельства тех, кто создавал современную банковскую систему России. Что такое коммерческий банк, тогда мало кто знал. Финансового или экономического образования почти никто из отцов-основателей первых российских банков не имел. Едва ли не единственное исключение — команда ОНЭКСИМа: его создатели учились на одном курсе в Финакадемии.
Рассказы о банкирах-первопроходцах читаются, как настоящий плутовской роман. Игорь Захаров, председатель правления Содбизнесбанка с 1991 года (кандидат технических наук, специалист по автоматике): «Располагался банк «Легис» в обычной квартире. Как-то захожу к Мосину. «А у меня банк». Вижу только картонный ящик, в нем папки — а где же банк? А банк, отвечает, это я и главный бухгалтер Надя. Позже Мосин этот банк оставил и вместе со своим другом Виталием Малкиным открыл «Российский кредит». Захаров предложил деловому партнеру открыть собственный банк. На вопрос: «А разве ты что-нибудь понимаешь в банках?» уверенно ответил: «Ничего там сложного нет — папки картонные с делами клиентов лежат в ящиках, больше ничего не потребуется».
Виталий Савельев, председатель правления банка «МЕНАТЕП — Санкт-Петербург»: «Почти все бывшие и нынешние банкиры имеют техническое образование. У человека должно быть главное — чутье на деньги».
Но и тогда, и сегодня владелец банка не мог обойтись без менеджера-практика. С той только разницей, что раньше их на всех не хватало, а сегодня на рынке банковских вакансий достаточно широкий выбор специалистов.
Виктор Геращенко говорил о тех временах, когда коммерческие банки росли как грибы и хотелось добиться, чтобы по крайней мере один член правления учреждаемого коммерческого банка имел опыт практической банковской работы.
Но даже это скромное желание (в Германии, например, человек, назначаемый в правление банка, должен до этого не менее трех лет руководить банковским филиалом, на худой конец — отделением) реализовать в условиях создания банковской системы с нуля было очень трудно. Зато финансист со способностями при определенной удаче мог сделать головокружительную карьеру. Выпускники вузов сразу возглавляли отделы, через год-другой становились вице-президентами. Дмитрий Любинин, председатель правления «Российского кредита» во времена его расцвета (ныне — вице-президент АФК «Система»), пришел в банк в 1993 году после экономфака МГУ ведущим специалистом отдела аудита и внутрибанковских проверок. Через пять лет он стал председателем правления.
Конечно, сегодня за полгода войти в руководство банка невозможно. И карьеры строятся не так быстро, по кирпичику, по шажку. Но, возможно, они основательнее. И по мнению банковских руководителей, хотя на рынке труда в дефиците только управленцы высокого уровня, настоящий профи прозябать в забвении и неизвестности не будет.
Сегодняшние банковские карьеры более формализованы. Это раньше и владельцы, и менеджеры всему учились, что называется, не отходя от кассы. Виталий Савельев: «Люди приходили к нам простыми клерками, без отрыва от производства получали финансовое и экономическое образование и становились начальниками управлений и департаментов».
Сегодня финансисту-любителю сложно добиться серьезного карьерного роста. Хотя такая возможность остается.
Евгений Бернштам, первый заместитель председателя правления Альфа-банка, считает, что и сегодня человек может прийти на любую позицию, не имея до этого ничего общего с банковским миром: «Специалисты, которых учат банковскому делу в вузах, готовы к работе на уровне среднего менеджмента и ниже. На более высокий уровень, начиная с начальника управления, приходят люди с серьезным банковским опытом или из других сфер бизнеса — с управленческим опытом. Я знаю многих людей, которые сделали банковскую карьеру уже во второй половине 90-х годов.Они не имеют профильного образования и до этого никогда не работали в банке».
И тем не менее большинство банковских руководителей считают хорошее профильное образование одним из условий успешной карьеры. Причем ценится больше российское, чем западное образование. И это при том, что многие банки переходят на мировые стандарты отчетности, а знатоков западных стандартов финансовой отчетности не так уж много.
Дмитрий Кормилицын, президент ТрансКредитБанка: «Сегодня знания, которыми должен обладать российский банкир, более универсальны, чем те, которые дают в зарубежных университетах». А Виталий Савельев, говоря о том, что банк готов оплачивать получение сотрудниками второго высшего образования, добавляет: «Но только в России. За границей — в исключительных случаях. Практической отдачи от такого обучения почти нет, слишком разные проблемы и разные правила игры».
И опыт, сын ошибок трудных
Дмитрий Кормилицын: «Второе обязательное качество — образование должно быть помножено на опыт работы. Причем — самой кропотливой. Ведь наша молодая банковская система может преподнести сюрприз в любой момент. Поэтому желательно, чтобы человек прошел по всем ступеням банковской лестницы. В таком случае его реакция на любую сложную ситуацию будет верной и реактивной».
Виктор Геращенко, получивший в наследство от отца единственную известную на Западе советскую банкирскую фамилию (Владимир Геращенко, заместитель председателя Госбанка, участвовал в важнейших послевоенных международных финансовых конференциях, на которых создавался МВФ и определялись правила игры на мировом финансовом рынке), рассказывал такую историю. Перед начинающим финансистом Геращенко-младшим стоял выбор: идти экспертом на 350 рублей или всего на 140 рублей во Внешторгбанк — начальником отдела. Отец сказал ему: если хочешь научиться делу, иди на 140 рублей. Будущий председатель ЦБ послушался и, как показала его дальнейшая карьера, не ошибся. Это и сегодня можно считать руководством к действию.
Следует отметить, что успешному банковскому менеджеру требуется опыт конкретной работы, а не «взгляд и нечто». Александр Егоров, директор по персоналу банка «Авангард»: «Бывает, что человек работал в лучших банках, но ничем конкретным не занимался. Вокруг были замы, помощники, а он просто «менеджерил». А у нас все работают сами. Так же дело обстоит и в Альфа-банке, Сбербанке и МДМ с его жестким подходом, где все крутятся с утра до вечера».
Именно таких «ключевых» специалистов переманивают и перекупают, приглашают на направления, которые надо укрепить. Уже под них набирают команду, которая будет учиться банковскому уму-разуму и набираться собственного опыта. А это значит, что у молодых финансистов есть шанс проявить себя в жесткой конкурентной среде коммерческого банка.
Входа с улицы нет
Виталий Савельев: «У нас тестовая система набора персонала. Если молодой специалист прошел тестирование — мы его берем. Банку это выгодно — он за небольшие деньги получает работников хотя и без практического опыта, но с хорошим образованием».
Александр Егоров: «Мы организуем стажировки для выпускников лучших экономических вузов. Те, кто нам понравился, могут впоследствии получить приглашение на работу. Начальная должность — специалист. А дальше все зависит от результатов работы».
Следует отметить, что подобные стажировки в банке — прекрасный шанс для начала карьеры: банковское сообщество достаточно закрыто, и людей с улицы туда стараются не брать.А дальше надо приготовиться к железной дисциплине и напряженной работе. Петр Авен, президент Альфа-банка, в недавнем интервью вспоминал: «Когда я пришел в Альфа-банк, он был относительно небольшим, занимал 35-40 место в банковском рейтинге. Но с жесткими внутренними правилами, дисциплиной. С утра надо было быть на месте. Частенько работали до позднего вечера и по субботам».
Здесь царит единоначалие, четкая и жесткая иерархия. Например, обращение к руководству через голову начальства считается нарушением корпоративной культуры. А в банке «Авангард» президент (он же владелец) может поручить проект ведущему специалисту и курировать его работу лично, минуя непосредственного начальника. Александр Егоров: «Если человек хорошо проявляет себя, его зарплата растет в разы, ему доверяют более масштабные проекты. Сейчас, например, мы создаем новую структуру — управление лизинговых операций. Его возглавят именно проявившие себя работники». Такой супердемократический подход — исключение, только подтверждающее правило.
А общее для всех правило состоит в том, что банк дает сотруднику шанс проявить себя. Ведь в этом заинтересованы обе стороны. По мнению преуспевших в банковском деле, у того, кто хочет сделать настоящую карьеру в этом бизнесе, должны «гореть глаза».
Виталий Савельев: «Человек должен иметь мечту, чего-то добиваться: денег ли, карьеры. Амбициозность заставляет совершенствоваться. А если человек на вопрос: «Чего ты хочешь?» отвечает: «Ничего, у меня все нормально»,- из него ничего и не получится».
Что лучше для карьеры — большой или маленький банк? Специалисты по персоналу говорят, что успешность и стремительность карьеры больше зависят, скорее, не от размеров, а от темпов развития банка. Открытие новых направлений деятельности, образование новых рабочих мест, в том числе и руководящих, будут способствовать тому, что ваши таланты и усердие заметят и востребуют.
Сложнее ответить на вопрос, в каком направлении банковской деятельности легче всего добиться самых впечатляющих успехов. Что выбрать — казначейство, клиентский бизнес, валютные операции, работу с региональными филиалами? Здесь нет общих рецептов — все зависит от конкретного банка и приоритетных именно для него направлений. Изучайте приоритеты — и вперед.
Руссо банкиро, облико морале
В общем, требования руководителей к облику идеального банковского карьериста можно сформулировать хрестоматийно: в нем все должно быть прекрасно — и лицо, и одежда, и душа, и мысли.
Насчет одежды все хорошо объяснили Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин в своей книге «Человек с рублем»: «На работу ходили кто в чем горазд — не бизнесмены, а сборище рокеров. Мы вызывали шокинг в чиновном мире, нам это импонировало: ах, какие мы смелые, независимые, революционные, какой вызов бросаем касте беловоротничковых! Едва мы поняли, что такой стиль одежды и поведения нам невыгоден, что нас просто-напросто не воспринимают всерьез, мы вмиг поумнели… и в приказном порядке насаждаем беловоротничковость. Строгий костюм диктует свою манеру поведения, исключает расхристанность, проявления партизанщины».
Но, по словам специалистов, в банковском деле действительно приходится «искать человека». Евгений Бернштам: «В нашем бизнесе нельзя не сдержать обещания. Нельзя не выполнить договоренности. Банковская деятельность очень консервативна, ведь речь идет о деньгах клиентов. Конечно, эти правила соблюдаются не во всех структурах. Поэтому одни достигают успеха, другие нет».
Углубляться в рассуждения о нравственности в российском бизнесе мы не будем — как говорится, о мертвых или хорошо, или ничего. А вот что касается прикладной корпоративной морали, то менеджер, разгласивший коммерческую тайну, испорченную репутацию не отмоет и приличной работы больше не получит.
Полная тайна вкладов
Вице-президент Внешторгбанка Виктор Букато, в прошлом председатель правления Жилсоцбанка СССР, вспоминает: «Помнится, кто-то на Президиуме Совмина упомянул, что председателю правления Инкомбанка Виноградову назначена зарплата в 3000 рублей в месяц, а у нас министры тогда имели оклады в 600-700 рублей. Николай Иванович Рыжков даже поручил тогда Минфину разобраться в этом вопросе».
«Разобраться в этом вопросе» достаточно трудно. Слухами о банковских зарплатах земля полнится, но тайну своих заработков банкиры хранят не хуже, чем тайну вкладов. Никто не сомневается, что в банках работают богатенькие Буратино.
Гарегин Тосунян, председатель совета директоров Межбанковского финансового дома: «Человека нужно грамотно промотивировать. Одинаково плохо переборщить и «недоборшить». Но если человек не будет ко мне привязан, он меня просто «кинет».
В 1999 году банки, устоявшие после кризиса, задешево «покупали» высококлассных специалистов. Сегодня зарплаты в банках, прочно стоящих на ногах, практически такие же, как и до кризиса. Специалист, рядовой банковского фронта, получает в среднем $500. Зарплаты начальников управления небольших банков начинаются с цифры в $1000, в крупных — с $2000-3000. Зарплата председателя правления одного из коммерческих банков, входящих в первую сотню, составляет $10 000.
В околобанковских кругах лидером по зарплате и соцпакету называют банковского зубра — Альфа-банк. Следует отметить, что средняя зарплата в банках, как и средняя температура по больнице, вещь достаточно условная. В таком тонком деле все очень индивидуально. Если банк нуждается в конкретном специалисте, он может предложить ему деньги, превосходящие и зарплату равных ему по должности коллег, и зарплату в более крупном банке.
При этом собственно зарплата и доход банковского менеджера — разные вещи. Во многих банках выплачивают бонусы по итогам года (у топ-менеджеров это может быть 10-20 окладов), существуют схемы льготного кредитования, проценты от заключенных сделок и т.д. Причем во многих случаях зарплата выдается в конверте и налогом в полной мере не облагается, хотя, конечно, те времена, когда в качестве официальной зарплаты начальника управления крупного банка называлась сумма в 300 рублей, тоже в прошлом. Самые «прозрачные» среди банков — Сбербанк, любимое детище государства, и проблемные коммерческие банки, которые мумифицирует АРКО.

Александрова Анна. Сливки общества в баночной упаковке // Карьера. Москва. № 5. 07.05.2001. СС. 33–37.