Фиксинг, господа!

Байки героев Автор истории: Мамонтов Алексей Николаевич

Торговый день вначале был один — четверг. Вечером в среду банки направляли на биржу предварительную информацию о своей покупке или продаже валюты. Инфо шла в ЦБ. Если ЦБ казалось, что кто-то подал завышенную заявку на покупку валюты, он начинал выяснять причины и при необходимости «принимать меры». Биржа играла сугубо техническую роль, аккумулируя заявки, сводя их к балансу и устанавливая на основе спроса и предложения курс доллара к рублю.

Кроме того, она проводила расчеты по результатам торгов. Заявок было немного — участниками были что-то около 30–40 банков. Торги проходили с голоса. Я, исполняя роль валютного маклера, выходил и, упиваясь собственной значимостью, объявлял сидящим в зале дилерам: «Доброе утро, уважаемые дамы и господа! Московская межбанковская валютная биржа объявляет об открытии очередной сессии по доллару США. Курс предыдущих торгов — столько-то российских рублей за доллар США. По этому курсу предложено на покупку…, на продажу
… Таким образом, разница между спросом и предложением — положительная (отрицательная)». После этого курс либо повышался, если спрос превосходил предложение, либо понижался, если возникала обратная ситуация. Шаг изменения курса, как и прочие основные процедурные моменты, чаще всего определял представитель ЦБ. По ходу торгов дилеры могли либо снимать свои заявки, либо, напротив, добавлять к ним, пока не достигался баланс. Неожиданностей, из-за чётко отработанного сценария и контроля со стороны ЦБ, практически никогда не было. Торги шли минут по десять. Потом чуть дольше. (Самые длинные торги были в «черный вторник» 11 октября 1994 года — около 3 часов, с двумя перерывами). Закрывал я торговую сессию, громко и спесиво объявляя: «Фиксинг, господа!» Это означало, что на таком-то курсе сумма предлагаемой на продажу валюты сравнивалась с суммой покупаемой валюты.
 

Книга: Архив русской финансово-банковской революции
Герой: Мамонтов Алексей Николаевич


Предыдущее«
Следующее »