Сейчас мы вас просертифицируем

Байки героев Автор истории: Черкасский Борис Васильевич

Никогда не видел объективного смысла в сертификации программного обеспечения. Будь то программное обеспечение, с которым работают регистраторы, депозитарии или любые другие лица. Вот анализ, сравнение, публикация оценок – это совсем другое дело. Они помогают потребителям ориентироваться в пугающем многообразии предложений.

Однако для грамотного анализа и публикации выводов требуется время, средства и немалая квалификация, а для официальной сертификации – почти ничего, кроме правильно использованного административного ресурса, который обязывал бы всех потребителей пользоваться программным обеспечением, просертифицированным именно мною! Но ничего тут не поделаешь, в России сертификация близка чиновничьему сердцу и, несомненно, задевает (в положительном смысле) тайные струны души регулятора. Поскольку ФКЦБ всегда была до мозга костей чиновничьей и жестко бюрократической организацией, сертификация программ не могла не соответствовать ее идеалам. Смешно говорить о том, что какие-то жалкие наскоки некоторых несознательных граждан могли остановить эту машину.
Первыми под тяжелую длань ФКЦБ, естественно, попали регистраторы, как наиболее подверженный регулированию народ. Они были поставлены в условия необходимости сертификации своего софта, а исполнителем воли регулятора, то есть «главным сертификатором» ФКЦБ назначил ПАРТАД. Сертификация начала становиться нужной и в известной мере выгодной деятельностью. Регистраторы и программеры попали в определенную зависимость от сертификаторов и, разумеется, любые нападки на эту систему стали восприниматься заинтересованными сторонами как личное оскорбление.
Остановить руками паровоз было невозможно, использовать мощь Центрального банка неуместно, и я прекратил «антисертификаторскую» деятельность. Но злобу затаил.
В те времена известный деятель фондового рынка А.Левенчук раза два в год проводил весьма популярные конференции, отличавшиеся вольностью речей и мыслей, хотя не брезговали их посещать даже весьма большие в те времена начальники. Сам организатор, регулярно узурпируя трибуну, в многочасовых речах выступал со страстной пропагандой идей либертарианства, которые, впрочем, не разделялись большинством присутствующих. Другие выступления тоже бывали занятными, а вечерние банкеты поддерживали присутствующих в хорошей форме. В общем, скучать не приходилось, и эти встречи живо напоминали мне мои же представления о том, что такое Гайд-парк.
Для одного из таких мероприятий и была заготовлена небольшая месть сертификаторам. Скромно попросив слова, я анонсировал, что сейчас зачитаю попавший мне в руки проект нового постановления ФКЦБ по сертификации программного обеспечения. В своем пасквиле я постарался показать абсурдность идеи сертификации ПО, посмеяться над бездной документов, требуемых ФКЦБ для любого чиха, подчеркнуть «богоизбранность» регистраторов ПИФов, на которых традиционно не распространялись никакие правила и т.п. В общем приколоться.
Порядок сертификации программного обеспечения регистратора
1. В целях окончательной защиты интересов инвестора и категорического недопущения использования регистраторами некачественного программного обеспечения и в соответствии с Постановлением Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовым биржам при Правительстве РФ (далее Комиссия) установить нижеследующий порядок сертификации программного обеспечения, используемого при ведении реестров.
2. Сертификации подлежит все программное обеспечение, прямо или косвенно используемое регистратором при ведении реестра и установленное на компьютерах, принадлежащих регистратору. В том числе должны быть сертифицированы операционные системы, текстовые редакторы, системы управления базами данных, табличные калькуляторы, компьютерные игры, другие программы общего назначения и специальное программное обеспечение, обеспечивающее ведение реестра.
3. Изготовителям программного обеспечения общего назначения (фирмам Microsoft, Borland, Symantec, Lotus и др.) в трехмесячный срок сертифицировать действующие версии своих программ в Комиссии или в уполномоченных ею органах. Изготовителям программ специального назначения следует в месячный срок подать заявку на сертификацию в Комиссию или уполномоченный ею орган.
4. Установить, что программное обеспечение должно пройти сертификацию по инициативе фирмы изготовителя. Не допускается покупка регистратором программного обеспечения, у фирм не проведших сертификацию своих программных продуктов. Такие договоры признаются ничтожными, и подлежат принудительному расторжению, а переданное в соответствии с ними программное обеспечение подлежит изъятию и уничтожению. Фирмы, заключившие подобные договоры, обязаны уплатить штраф в размере 5000 размеров минимальной зарплаты, на момент заключения договора, а руководители фирм подвергаются уголовному преследованию по статье УК РФ 362 прим: «Измена Родине в извращенной форме». Все выпуски ценных бумаг, эмитентов, регистраторы которых пользовались несертифицированным программным обеспечением, подлежат дезактивации и погашению.
5. Каждая новая версия программного средства должна быть также сертифицирована Комиссией или уполномоченными ею органами. Порядок сертификации новых версий такой же, как и порядок сертификации новых программных средств.
6. В целях устранения ошибок, могущих возникнуть при передаче программного обеспечения регистратору или внесения в него изменений и несущих в себе потенциальную угрозу интересам инвесторов, установить, что дополнительной сертификации подлежит каждый экземпляр программного обеспечения, установленный на компьютерах регистратора. Сертификация установленного программного обеспечения производится по инициативе регистратора в том же порядке, который предусмотрен для сертификации программного обеспечения по инициативе изготовителя. Использование программного обеспечения, не прошедшего сертификацию установки, запрещено и преследуется по тем же статьям и в том же размере.
7. В целях дальнейшего усугубления защиты инвесторов Комиссия вправе уполномочивать на проведение сертификации программных средств любые организации, убедительно обосновавшие свое желание проводить сертификацию и учитывающие законные интересы и требования Комиссии.
8. Не могут быть сертифицированы программы, написанные на Паскале, или соответствующие требованиям Центральных банков Российской Федерации и других стран за исключением SEC USA и то, если она увеличит финансирование Комиссии.
9. Сертифицируемая программа должна удовлетворять требованиям, предъявляемым Комиссией к безопасности программного обеспечения. Специальные программы должны удовлетворять законам и всем подзаконным, околозаконным и противозаконным актам РФ, относящимся к ведению любого реестра и одобренных Комиссией на момент окончания сертификации. Любое изменение нормативных актов автоматически влечет за собой отзыв всех действующих сертификатов специального программного обеспечения.
10. Установить, что решение о сертификации или отказе в ней сертифицирующий орган обязан принять в течение шести месяцев с момента принятия заявления, если он успевает это сделать.
11. Сертификат выдается на срок, указанный в нем, но не более, чем на три месяца. После окончания срока действия сертификата следует вновь пройти процедуру сертификации. Порядок прохождения повторной сертификации не отличается от сертификации нового или вновь устанавливаемого программного продукта.
12. Сертифицирующий орган не отвечает за скрытые дефекты программного обеспечения, выявившиеся в процессе его эксплуатации, и ущерб, понесенный от этого регистратором и инвесторами. Сертифицирующий орган также не отвечает за иные дефекты сертифицированного программного изделия. Никакое действие или бездействие сертифицирующего органа не может служить основанием для предъявления к нему претензий.
13. Основанием для отказа в выдаче сертификата может быть все что угодно. Сертифицирующий орган не обязан мотивировать свой отказ. Достаточно указать, что программное изделие не соответствует требованиям, предъявляемым Комиссией.
14. Решение сертифицирующего органа является окончательным и обжалованию не подлежит.
15. Стоимость сертификации одного программного изделия (версии программного изделия, устанавливаемого программного изделия) — сертификационный взнос -определяется с учетом взаимных интересов сторон, но не может быть больше 10000 и меньше 10 минимальных окладов.
16. При сертификации иностранных фирм допускается пересчет сертификационного взноса в иностранную валюту. При этом один минимальный месячный оклад приравнивается к минимальной почасовой ставке, действующей в США, в перерасчете на один месяц из расчета 8-часового рабочего дня и 5-дневной рабочей недели.
17. Для сертификации программного изделия должны быть представлены следующие документы:
Заявление с просьбой о проведении сертификации.
Программа на дискетах или другом компьютерном носителе (исходный текст и загрузочный модуль).
Полная документация к программе на компьютерных носителях и отпечатанная типографским способом.
Анкета изготовителя программного обеспечения (Приложение 1 — 15 стр.).
Анкета регистратора (Приложение 2 — 11 стр.).
Краткие анкеты и автобиографии разработчиков программного обеспечения и членов их семей (Приложение 3 — по 4 стр. каждая).
Нотариально заверенные уставы изготовителя программного обеспечения и регистратора.
Апостили нотариальных контор, заверивших уставы.
Бухгалтерские балансы изготовителя программного обеспечения и регистратора за последние три года.
Заключения аудиторов по ведению бухгалтерского учета изготовителя программного обеспечения и регистратора за последние три года.
Нотариально заверенные копии лицензий аудиторов, проверявших баланс в течение последних трех лет.
Апостили нотариальных контор, заверивших копии лицензий.
Справки о проверке ответственных сотрудников изготовителя программного обеспечения и регистратора на детекторе лжи.
Иные документы по требованию сертифицирующего органа.
Платежные документы, подтверждающие перечисление сертификационного взноса. В целях укрепления национальной валюты и защиты интересов некоторых инвесторов допускается перечисление взноса в наличной форме, но только в российских рублях.
18. Не нуждаются в сертификации программы, используемые регистраторами Паевых инвестиционных фондов.
19. Отзыв сертификата производится по инициативе сертифицирующего органа без уведомления изготовителя программного обеспечения и регистратора и может быть обжалован в Конституционном суде РФ.
20. Настоящее положение вступает в силу с момента его утверждения Комиссией и не нуждается в согласованиях, опубликованиях, регистрации в Минюсте и прочих глупостях.

По правде говоря, текст смешной в меру, но был на тот момент актуален. Поэтому я и хотел слегка развлечься, немного отыграться на сертификаторах и чуть-чуть повеселить почтенную публику. Однако эффект от чтения случился неожиданный. Разумеется, зачитывал проект я вполне серьезно без всяких шуточек и смешков, но уже после нескольких первых абзацев почувствовал неладное. Половина зала ржала или хихикала (в зависимости от темперамента), однако другая половина слушала напряженно, серьезно и с недоумением смотрела на представителей первой. Время от времени из серьезной половины зала доносились возгласы возмущения. Продолжая читать, я через некоторое время понял, что результат превзошел мои ожидания. Привыкнув к тому, что ФКЦБ может принять любой документ, несчастные участники рынка приняли даже мой текст за чистую монету. Или, по крайней мере, не были уверены в том, что это шутка.
Когда я дочитал до конца, в зале воцарилось молчание, прерываемое отдельными звуками, производимыми первой половиной аудитории. Потом же началось обсуждение. Как я уже писал, вольность нравов на мероприятиях Левенчука имела высокий градус, поэтому все заговорили сразу и обсуждение было бурным. Люди вопрошали, может ли такое быть. Возмущались тем, какое это безобразие. Подвергали справедливой критике отдельные моменты проекта постановления. И главное – пытались понять, насколько это постановление настоящее. А если да, то когда будет принято. Слабые голоса тех, кто пытался убедить присутствующих в том, что была прочитана шутка, почти что не были слышны. Некоторое время я пребывал в «несознанке», но, ощутив накал страстей, довольно быстро раскололся, признавшись, что все написанное – исключительно моя выдумка. Напряжение стало спадать, однако самые испуганные до конца банкета осторожно подходили ко мне и выясняли, не может ли быть прочитанное все-таки правдой, пусть даже отчасти.
Свою популярность в этот вечер могу, по-видимому, сравнить только с отношением к известному и почитаемому актеру. Ни до, ни после мои многочисленные выступлений на разные темы не приводили к такому результату. Новых врагов среди сотрудников ПАРТАДа, занимающихся сертификаций, правда, я себе успешно нажил, хотя по прошествии некоторого времени мы «помирились». Текст же через пару лет был опубликован в журнале ДиасофтИнфо под именем К.Черкесский и недавно был перепечатан в сборнике, посвященном десятилетию 44-й инструкции, с улучшенным псевдонимом: А.О.Карачаево-Черкесский. Впрочем, как и следовало ожидать, все это не помешало дальнейшему продвижению идей сертификации программного обеспечения участников рынка. К сожалению, с большим или меньшим успехом она продолжается до сих пор.


Предыдущее«
Следующее »