Под номером 84

Байки героев Автор истории: Мерзликин Константин Эдуардович

В середине 1991 года создавалась Московская межбанковская валютная биржа. Она превращалась из подразделения Госбанка в самостоятельную структуру. У нас были планы принять участие в работе, мы встречались с Александром Потемкиным, говорили о перспективах развития биржевого движения. Мне тогда предложили сотрудничество и я участвовал в написании устава АОЗТ «ММВБ», агитировал Александра Захарова учреждать биржу одновременно и в качестве фондовой.

И вместо АОЗТ сделать ее некоммерческим партнерством. Когда биржа начала работу нам с Лелявским было предложено создать в ММВБ свое подразделение. Но я отказался, мне стало очевидно, какой институт создается, и уже тогда я был настроен делать бизнес. Работать в еще одной создаваемой бюрократической структуре, мне не хотелось.
Одновременно я убежденно доказывал необходимость срочно создавать фондовую биржу ребятам из отдела банковского надзора Госбанка СССР Анатолию Цемянскому, Павлу Кржижановскому и Николая Даманову. Выслушав меня, они посоветовали мне связаться с начальником Управления ценных бумаг Дмитрием Тулиным. В это время Д. В. Тулин перешел в Центральный банк РФ, став там зампредом. Я встретился с ним и он переправил меня к только возглавившему у него отдел Андрею Козлову. Первые встречи с Козловым сопровождались вдохновенными дискуссиями.
Я укрепился во мнении, что необходимо создавать фондовую биржу.
В аукционе по созданию рынка ГКО мы не участвовали и победитель был ясен. Созданная на ММВБ система торговли, сыгравшая свою роль в становлении рынка внутреннего государственного долга, стала вскоре «деревянной» и начала фундаментально тормозить рынок! Практика предварительного депонирования была еще оправдана в середине 90-х годов, но в XXI веке является грандиозным тормозом. Так как не позволяет развивать новые продукты срочного рынка. Ни в одной стране мира расчетная система не делается на одной платформе с торговой! Слишком большой конфликт интересов. Формально НДЦ и Клиринговая компания позже были выведены из общей системы, как отдельные юридические лица, но по существу ничего не изменилось – все функционирует в едином комплексе ММВБ! Чрезвычайно дорогом для участников! Давно из этого расклада следует выйти и Центробанку.
Рассказывает Марина Мерзликина: В ноябре 1991 года приехали в Москву наши сагитированные биржевики из Западного Берлина. Мы их встречали от имени московской мэрии, там работал наш партнер Митяев. Наняли автомобиль «РАФик», организовали гостям бизнес-программу, посещали первые появившиеся в Москве фондовые биржи. Итогом посещения стало приглашение нашей группы на стажировку в Германию. Я в январе 1991 г. поехала в берлинское отделение Dresdner Bank, Митяев в Фольксбанк. Интерес к визиту «представителей российского биржевого сообщества» был огромный, его даже немецкие газеты освещали. В банке я очень внимательно и очень упорно изучала работу управления ценных бумаг, возглавляемое д-ром Пульманом. Работала и с трейдерами торгового подразделения, изучала, как вводятся заявки, как заключаются сделки. Работала в группах по акциям, процентным бумагам, срочным сделкам. Смотрели, как организована работа фондовой биржи, как торговой площадки. В то время там работали курсовые маклеры, теперь их работа выполняется программно-техническим комплексом. Встречались мы и с руководителем Берлинской палаты курсовых маклеров – г-ном Дитрихом. Надо сказат, что это были не экскурсии. В банке я работала с 8-00 до 20-00.
После торговой части столь же подробно мне показывали процедуры и технологию проведения расчетов по сделкам с ценными бумагами (ордера и формуляры), а также хранения бумаг.
Осенью 1991 года произошла еще одна важная встреча. На банковском семинаре в Москве мы познакомились с членом Правления Deutsche Bank (г-н Розентальский), который делегировал к нам в Москву на конференцию по созданию РМВФБ г-на Блица, курировавшегов то время по поручению банка все биржевые операции на рынке ценных бумаг Германии. В январе 1992г., узнав, что мы в Берлине, он специально прилетит на встречу с нами из Франкфурта-на-Майне. Что, кстати, не понравилось конкурентам, представителям Берлинской биржи. В офисе Deutsche Bank он представил нас президенту Франкфуртской фондовой биржи д-ру Рюдигер фон Розен (von Rosen), прибывшего с ним. Весной этого же года мы были приглашены на неделю во Франкфурт перенимать опыт на его биржу. Шесть или даже восемь человек. Задача перед нами стояла: доказать серьезность наших намерений и проектов. Мы готовили презентацию своих проектов и понимания текущей ситуации в России по запросу немецкой стороны (целыми вечерами в холле отеля). Понять наши замысли, они сразу не смогли. А приставленный к нам сотрудник международного отдела биржи г-н Шульце вообще сначала полагал, что мы агенты КГБ!
Тогда же перейдя Биржевую площадь, украшенную знаменитыми скульптурами быка и медведя мы оказались в немецком Кассовом союзе.
Возвращаясь в Москву, я передавала свои «тайные знания» коллегам. От меня они узнали что такое «счет-депо», лист поставки и лист исполнения (Lieferliste und Regulierungsliste), формируемые немецким Кассовым союзом по результатам сделок с ценными бумагами на бирже. Потом из образцов всех необходимых для функционирования фондовой биржи и расчетно-депозитарного центра документов, привезенных нами из стажировок и переведенных на русский язык, генерировались итоговые документы нашей биржи.
 
АОЗТ «Российская международная валютно-фондовая биржа» (РМВФБ) появилась весной 1992 года. К тому времени было уже много бирж – мы получили лицензию Министерства финансов России на организацию биржевой торговли ценными бумагами одни из последних — под номером 84.
 

Книга: История российского фондового рынка: депозитарии и регистраторы. Книга 2
Герой: Мерзликин Константин Эдуардович


Предыдущее«
Следующее »