Нам предложили начинать все свои речи со слов: «Бис миля э ля рохман э рохим!»

Байки героев Автор истории: Ломакин Илья Константинович

Осенью 1982 года я был направлен в Тегеран в составе специальной правительственной комиссии. Возглавлял ее зампред Внешторгбанка СССР Альберт Родионович Макеев. В нее входили Альберт Георгиевич Воронин и юрист банка Дмитрий Леонидович Иванов.

Мы должны были провести переговоры с Центральным банком Ирана о судьбе активов Русско-иранского банка.
Пробыли мы для этого в Иране три месяца.
Хорошо помню первую встречу в Банк Маркази Иран (Центральном банке). В зале с одной стороны стола расположились мы вшестером, с другой стороны человек двадцать иранцев. Среди них были представители высшего духовенства, надзиравшие над процессом, и новые экономические лидеры страны. В переговорном зале висел огромный плакат, нарисованный гуашью. На нем была изображена огромная толпа иранцев, которые подняли вверх руки, и все они сливаются в один общий кулак, который держит за горло и душит Брежнева и Картера.
Далее Председатель Центрального банка предложил нам начинать все свои речи со слов: «Бис миля э ля рохман э рохим!». Что означало «Во имя аллаха, милостивого и всемогущего!». Макеев уверенно заявил, что не будет это повторять. Последовала реакция руководителя иранской делегации – если мы не будем это говорить, то переговоры невозможны. Мы покинули Центральный банк и три недели бодались с иранцами на всех уровнях, от посольства до главного банка. Руководитель нашей делегации Макеев тем не менее наотрез отказывался произносить эту фразу. У советских собственная гордость!
Нашей делегации выделили небольшую квартирку в посольском жилом доме. Все это время мы и сидели в ней. Выходить было просто некуда, все учреждения были закрыты, в 1982 году началась война с Ираком, обострявшая и без того напряженную обстановку. К довершению всего, исламскими властями сразу был объявлен сухой закон и за употребление спиртных напитков можно было поплатиться головой. Единственным нашим занятием была игра в преферанс. Все при этом нервно курили, и в комнате было нечем дышать, т.к. окна открывать не разрешалось — в городе ввели светомаскировку, по вечерам не включался свет, чтобы авиация противника не обнаружила важные объекты. Где-то, в других кварталах, падали бомбы, благо не рядом с нами.
За три месяца, пока велись переговоры, мы еще перенесли налет на наше посольство. Произошел он в конце декабря в годовщину ввода советских войск в Афганистан. Как говорили впоследствии работники посольства, налет был хорошо разработан и не был спонтанным действием. Сотни тысяч людей в 9 часов утра окружили посольство и начали в мегафоны скандировать. Крик стоял часа три или четыре. Мы сидели внутри, как кролики, так как выйти оттуда было невозможно. В два часа дня начался штурм посольства и прилегавших к нему жилых зданий сотрудников. Через забор полезли люди с палками. Осаждавшие, ворвавшись внутрь здания посольства, разбили внутри все, что им попалось под руки, включая красивейшую люстру, оставшуюся еще со времен Александра Грибоедова. Один из мародеров пытался в актовом зале разбить мраморный бюст Ленина, бюст упал и сломал ему ногу. Погром продолжался примерно час. Во время штурма никого не убили, но некоторые сотрудники попали в больницы из-за серьезного шока, получив инфаркты. Собаки посольские спаслись, так как предусмотрительно попрятались по щелям.
Только к часам пяти или шести прибыли работники правопорядка, поставили пулемет на крышу посольства и стали стрелять поверх голов, чтобы разогнать толпу.
В комнате мы сидели вшестером, и когда все закончилось, достали из шкафов разные «успокаивающие» напитки из неприкосновенного запаса и принялись снимать стресс. Альберт Георгиевич Воронин вызвал доктора, так как у него болела голова. Когда измерили давление, у него оказалось сто девяносто на сто двадцать. Я еще над ним пошутил по этому поводу, ну и для интереса померил давление себе, оно оказалось тоже повышенным для здорового человека: сто восемьдесят на сто десять. Такой мы пережили психологический стресс.
 
 

Книга: История российских и советских банков за границей
Герой: Ломакин Илья Константинович


Предыдущее«
Следующее »