Козлов и Баранов

Байки героев Автор истории: Черкасский Борис Васильевич

Многие немудреные шутки того времени были связаны в Банке России с фамилией А.А.Козлова. Что и говорить, смешная фамилия. И шутки, обычно, были смешные. Примерно как тортом в лицо или коленом под зад. Каждый согласится — что бы ни говорили интеллектуалы, а смешнее этих шуток не бывает. Вот и с фамилией Козлов так же. Кто не знает фразу: «А Вас (вас), Козлов (козлов), я попрошу остаться». Ей-богу, смешно!

Конечно, в присутствии Андрея Андреевича на эту тему шутили с некоторой оглядкой, но, надо сказать, что Козлов к подобного рода юмору относился спокойно (привык, наверное), а при случае мог и сам поддержать.
В те времена Управление ценных бумаг располагалось на 4-м этаже корпуса «Г» на Неглинке. Это было четырехэтажное казенное здание старой постройки с широким и длинным коридором на каждом этаже. На четвертом этаже в левом конце здания (если стоять лицом к Неглинке) был кабинет Козлова в комнате, кажется, 403, а в правом крыле – в комнате 426 — кабинет зам начальника хозяйственного управления Баранова. Других серьезных начальников на этаже в те времена не водилось. Ну, казалось бы, что в этом такого? Ну, Козлов, ну Баранов – фамилии, как фамилии. Но все же какая-то тайная симметрия пространства не давала покоя автору. Хотелось подчеркнуть и отметить сформировавшуюся гармонию бытия. Вспоминалась бабушкина прибаутка о дореволюционной вывеске: «Стрижем и бреем. Козлов и Баранов». В общем, что-то надо было делать…
Решение подсказали посетители. Время от времени, забредая на 4-й этаж и не ориентируясь должным образом в пространстве, кто-то из них спрашивал: «Где кабинет Козлова» — тогда как другой путешественник вполне мог поинтересоваться: «Как найти Баранова». Мысль повесить полезный для общества указатель, пронзила меня вечером. Дождавшись, пока народу в коридоре стало поменьше, озираясь по сторонам, я водрузил на стену напротив входа с лестницы примерно такой указатель:

Что и говорить шутка, конечно, немудреная, но смешная. К тому же трудно поспорить с практической пользой указателя. А симметрия пространства в этом знаке проявилась максимально ярко. Народ был доволен, да и я порадовался, хотя, разумно решив остаться анонимным, лишился заслуженной порции аплодисментов. Что с того, что указатель, веселя общественность, провисел всего полдня и был снят со стены неизвестным цензором-злоумышленником. Все всё увидели. Цель была достигнута: гармония бытия восторжествовала.


Предыдущее«
Следующее »