Воспоминания о совзагранбанках

Байки героев Автор истории: Тулин Дмитрий Владиславович

Кризис внешнего долга СССР и последующий кризис совзагранбанков я застал, работая уже в Центральном банке Российской Федерации, куда перешел в октябре 1991 и работал заместителем председателя, отвечающим за международные операции.

Могу не помнить точные даты, но, кажется, где-то в середине ноября 1991 года я посещал международный семинар в Париже, который организовал Банк Франции для руководителей центральных банков бывших союзных республик, только что объявивших свою независимость. Был на семинаре и председатель ЦБ РФ Г. Г. Матюхин, но он, помнится, вернулся в Москву до окончания семинара и какое-то время я оставался на этом мероприятии единственным представителем от Банка России. Семинар проводился в помещении Банка Франции (центрального банка страны), и меня неожиданно попросил зайти к себе в кабинет управляющий Банка Франции Жак де Ларозьер. Вхожу в кабинет, а рядом с де Ларозьером сидит генеральный директор Французской банковской комиссии (национального органа банковского надзора). Французы меня буквально «огорошили» сообщением, что чуть ли не на следующий день или в первый рабочий день следующей недели собираются ввести в Коммерческий банк для Северной Европы (Эйробанк) временную администрацию с последующим отзывом лицензии. Я спрашиваю, в чем дело, почему? Мне отвечают, что в связи с тяжелым финансовым положением СССР на Эйробанк закрыты все кредитные линии от иностранных партнеров, акционеры банка (Внешэкономбанк и Госбанк), по-видимому, не располагают финансовыми возможностями для поддержки своего дочернего банка в Париже. Более того, в «платежном расписании» банка на предстоящий месяц есть «дыра» в ликвидности (разрыв между текущими поступлениями и платежами) в сумме 53 или 58 миллионов долларов США. Закрыть «дыру» в ликвидности банку нечем, а взаймы ему никто на рынке не даст.
Вообще этот разговор был для меня первым практическим уроком банковского надзора, который я получил от иностранных коллег. Для меня это было тогда откровением. Я еще подумал: «Ничего себе, работают во Франции! Коммерческий банк исправно работает, оплачивает все свои текущие обязательства, законов и обязательных нормативов не нарушает. А регуляторы рынка и лично руководитель центрального банка изучают платежное расписание банка, находят там «дыры» и готовы отозвать лицензию заранее, так сказать, в превентивном порядке!» Такой тщательности и дотошности в работе органа банковского надзора моей стране тогда даже не снилось (да и сейчас у нас этого нет!). Кстати сказать, наши соотечественники и друзья — руководители Эйробанка — были вынуждены согласиться с аргументами французских регуляторов: если банк не получит в течение двух или трех недель этих 50 с лишком миллионов долларов, то он остановит платежи и обанкротится.
Здесь необходимо сказать, что Жак де Ларозьер проинформировал меня о планирующемся закрытии Эйробанка чисто из вежливости. Во-первых, говорил он об этом как о неотвратимом событии, о неизбежности. Во-вторых, Банк России в ту пору еще не был акционером Эйробанка и других СЗБ и формально не имел к этим банкам никакого отношения. Просто Жак де Ларозьер был исключительно щепетильным и порядочным человеком, он считал неэтичным не поставить в известность представителей российских банковских властей о грядущих неприятных для них событиях, если эти представители находились в Париже и в помещении Банка Франции. Если бы не семинар в Париже под личным патронажем Жака де Ларозьера, то Банк России, наверное, узнал бы о закрытии Эйробанка как уже о свершившемся факте из газет. Я принялся долго и безуспешно разубеждать французских коллег, уговаривать их повременить с отзывом лицензии до момента, когда Эйробанк реально остановит платежи. В ответ услышал возражение «А что изменится за эти две-три недели? Если орган банковского надзора знает, что катастрофа неизбежна, то он должен действовать незамедлительно, не дожидаясь фактического банкротства, ведь денег банку взять неоткуда».
Тогда я спросил, что теоретически в сложившейся ситуации могло бы остановить введение в Эйробанк временной администрации, и получил ответ — только «живые» деньги на счетах банка в сумме не менее 50 миллионов долларов, и немедленно. «А если мы эти деньги достанем?», — спрашиваю я. На меня смотрят недоверчиво, но все же отвечают: «Ну, если в течение трех рабочих дней деньги будут, то тогда можно с отзывом лицензии и повременить».

Книга: История российских и советских банков за границей
Герой: Тулин Дмитрий Владиславович


Предыдущее«
Следующее »