Банка России

Байки героев Автор истории: Черкасский Борис Васильевич

В самую суть вещей направлен орлиный взор Начальника. Никогда не достичь такой глубины и ясности нам, простым исполнителям.
Но это так, вступление, а история про то, как один раз Андрей Козлов уберег меня от страшного промаха.

В Управлении ценных бумаг Центрального банка, где я работал под началом Козлова, была одна интересная статья в бюджете. Называлась она «Реклама ценных бумаг». Трудно сказать, что имелось в виду. То ли перетяжки на Неглинной с надписью «Покупайте ГКО – не прогадаете!», то ли раздача сувенирных ваучеров банковским работникам — мне это не известно. Факт состоял в том, что рекламный бюджет был, а если бюджет есть – его надо израсходовать. Иначе в будущем году отберут.
По ходу обсуждения того, как использовать рекламный бюджет в мирных целях, решили, что надо заказать какие-нибудь прикольные значки и потом их дарить. Первые наброски были плодом коллективного творчества. А вот реализацию проекта: поиск исполнителя, разработку макетов, подписание договора и все остальное — высочайшим указанием было поручено выполнить мне, хотя никакого отношения к изготовлению металлоизделий я раньше не имел. Наверное, причиной была уже ставшая широко известной моя любовь к небольшим приключениям. Ну, значки, так значки – дурацкое дело нехитрое. Все было сделано вовремя, за разумную цену и с приемлемым качеством. Значки получились, без ложной скромности, неплохие, особенно «Любитель ценных бумаг». Остальные тоже вышли ничего: «Почетный депозитариус», «Заслуженный авалист» и «Торговец ГКО».

Но один из значков задумывался не шутейным, а вполне серьезным. Это был маленький однотонный криволинейный треугольник со сглаженными углами, предназначенный быть «опознавательным знаком» Управления ценных бумаг. Текст на значке был запланирован не «смешной», а скромный и даже в чем-то официальный: «Управление ценных бумаг Банка России».
Обсуждая с изготовителем эскиз, мы решили, что эстетически будет верно, если первые три слова пойдут по периметру значка, а последние два окажутся в центре. То есть по периметру будет написано: Управление ценных бумаг, а в центре – Банка России. Так действительно получалось лучше, значок выглядел неплохо, всем понравился, и я со спокойной душой отправился утверждать эскиз к Козлову.
Андрей внимательно посмотрел на рисунок, а потом, ласково взглянув на меня, как смотрят на недоразвитых детей, спросил: «И ты здесь ничего плохого не видишь?». «А что?» — недоуменно спросил я? «А вот то!» — продолжил Козлов – «Что это еще за «Банка России»?!». И, о ужас, «Банка России» бросалась в глаза сразу, тогда как скромный текст по периметру становился заметен уже потом. От стыда я готов был провалиться сквозь землю. Еще немного, и произошла бы непоправимая ошибка. Скромный значок, который должен был стать предметом гордости сотрудников управления, оказался бы объектом насмешек и издевательств.
Так мудрость и проницательный взгляд начальника спасли меня от позора. Впоследствии, я уже не был таким наивным, стал внимательней, и сам не раз выявлял неурочные «Банки России», а один раз уберег рынок ГКО от смертельного пророчества. Сам же Козлов, потом признался, что орлиный взор его был неслучаен: с Банкой России он сталкивался не впервые и даже как-то раз от нее пострадал.

Вот что получилось в итоге (увеличен в два раза). Даже в изготовление значков Андрей Андреевич внес бесценный вклад.


Предыдущее«
Следующее »